Жарова Валентина Александровна о монахине Паше, блаженной Гале, священнике Василии и др.

Опубликовано в Воспоминания

Жарова Валентина Александровна

Жарова Валентина Александровна, 1931 г. р., пенсионерка, бывший педагог. В 1938 году приехала в Кустанай с родителями из Тамбовской области. Воспоминания 2015 года.

 

 

 

Монахиня Иверского монастыря Паша и блаженная Галя.

Когда мы приехали в Казахстан, то здесь мы сразу столкнулись с людьми близкими к Церкви. Мои родители были верующими, мама пела в церковном хоре, дедушка и бабушка были очень верующими людьми. Когда мы начали строить в районе Наримановки дом, то наш дом оказался рядом с домиком, который был выстроен сразу после разорения женского Иверского монастыря. Этот домик был построен для монахини, которую звали Паша. Было это мирское имя, или так звали ее в иночестве, я не знаю. Фамилию так же не знаю. При ней находилась блаженная матушка Галя, к которой народ часто обращался за советом, к ней приезжало очень много паломников, особенно когда началась война. Была ли блаженная Галя монахиней, я не знаю. Тетя Паша давала мне много священной литературы, жития святых и т.д. Ходила я с т.Пашей и на Богослужения.Слева направо монахиня Параскева тетя Паша Блаженная Галя Ганна соседка Полина Пешкова

Слева направо: монахиня Параскева (тетя Паша), Блаженная Галя (Ганна), соседка Полина Пешкова

О священнике Василии.

о.ВасилийРядом с нами жил священник – о. Василий. Мама была у нас квартальной, а этот священник жил рядом с т.Пашей. Этот священник жил в семье не воцерковленной, не верующей. Эти люди рассказывали, что когда о.Василий мыл ноги, то ступни ног у него были обожженные. На вопрос что у него с ногами, он ответил, что его ставили на горящие угли и требовали от него отречься от Бога. Батюшка от Бога не отрекся и его сослали в Казахстан в ссылку. Фамилию его я не помню. Батюшка никогда не был без дела, по вечерам и по ночам проводил Богослужения. В центре города, на месте где сейчас стоят высотные дома, стоял маленький деревянный домик в котором жила одинокая старушка. В этом доме проводились о.Василием службы, служились Литургии. В городе в то время уже не было действующих храмов. Когда началась Великая Отечественная война и стали открываться храмы,    то о.Василию разрешили вернуться домой. Кажется в Новосибирскую область. Монахини поддерживали с ним связь, а так же с той церковью, в которой он служил. В каком году я не помню, им сообщили, что прямо во время службы о.Василий умер.

 

 

О разрушении Никольского собора.

Мы ходили за хлебом, здесь была организация – почтовый ящик №1, там мы хлебом отоваривались. Туда приезжал мужчина на инв. коляске, весь бледный и изможденный. Вот на него всегда женщины показывали пальцем – «… снимал колокола с Никольского собора и смотрите в кого он превратился…». Этот мужчина участвовал в разрушении Никольского собора в 1937-1938 гг. и при снятии колоколов сорвался вниз и стал инвалидом.

Воспоминания о гибели протоиерея Николая Яковлевича Русанова

Опубликовано в Воспоминания

Русанова Галина Алексеевна, внучка протоиерея Николая Яковлевича  Русанова:

«… Когда дедушку (прот. Николая Русанова) арестовали и из Кустаная отправили в г.Троицк, Челябинской обл., то бабушка,  Апполинария Ивановна Русанова, вместе с детьми, отправилась за ним в Троицк. В Троицке бабушка ходила к нему в тюрьму и приносила передачи. И однажды, когда бабушка пришла с очередной передачей,  то она увидела на ногах у одного из  солдат-охранников тюрьмы дедушкины сапоги. И она поняла, что дедушки больше нет в живых ...».

Не сохранилось ни фотографий, ни писем о. Николая Русанова. Вероятно, во времена гонений, все письма и фотографии были уничтожены.  По словам Русановой Галины Алексеевны, родители в советское время скрывали от них, что их дедушка был священником, а так-же то, что  многие родственники были священнослужителями, в т.ч.  и мл. брат Николая Русанова  —  Кустанайский епископ Тимон (в миру Антонин Яковлевич Русанов).

Воспоминания о монахине Иннокентии (в миру Устиния Маньшина) Неделиной Надежды Алексеевны

Опубликовано в Воспоминания

В начале 60 –х годов двадцатого столетия, когда мне было лет 5 или 6, к моей бабушке, Маньшиной Агриппине Тарасовне, приехала необычная гостья – монахиня Иннокентия. Помню, она поразила меня, — девчонку советской поры, — своей одеждой: вся в черном с ног до головы, в темных очках, и на голове необычный головной убор, — такого я раньше ни у кого не видела. Это были одновременно и накидка, и платок. В руке, у незнакомой для меня тети, был удивительный бамбуковый посох. Она что-то ласково у меня спросила, кажется, она угостила меня то ли яблоком, то ли карамелькой, и я отметила, что, несмотря на такое строгое на вид лицо и темную одежду, незнакомка оказалась очень доброй. Она погостила у бабушки совсем немного, и когда уехала, мне было сказано, что это наша родственница монахиня Иннокентия, и живет она с еще двумя монахинями в селе Степановка Боровского района. Уже позже мне рассказала моя мама, что матушка была монахиней Иверского монастыря, который находился в районе нынешнего корейского поселка в черте города Костаная. Когда монастырь закрыли, сестры вынуждены были расходиться кто куда, причем уходили и поодиночке и малыми группами. Вот и наша матушка с еще двумя сестрами перебрались в село Степановка.

Остались яркие воспоминания от поездки в это село. Видимо, мама моя навещала матушек в этом отдаленном от города селе и вот однажды и меня взяла с собой. Запомнилась маленькая избушка, возможно это была земляночка, толи одна, толи две комнаты, много — много икон, горящие лампады, полумрак и самотканые дорожки-половички, удивительная чистота и маленький сундучок, на который мне было предложено прилечь (путь был утомительный и мы приехали уже ночью).Этот сундучок сопровождал матушку всю ее жизнь и скорее всего там было собрано все ее «монашеское богатство». Долгое время матушки жили втроем: монахиня Евпраксия, монахиня София и монахиня Иннокентия. Известно, что они много трудились, так как самостоятельно себя обслуживали, питались со своего небольшого огородика и много молились, соблюдая монашеское правило. Бабушка рассказывала, что на большие религиозные праздники, чтобы попасть в храм, матушки пешком преодолевали расстояние либо до города Кустаная, либо до села Боровское.

Моя мама, Неделина (Маньшина) Мария Васильевна, в начале 60-х, молодая женщина, очень любила сопровождать матушку, которая приезжала к родным в поселок Затобольск, в город Кустанай, в Константино – Еленинский храм. Она рассказывала, что когда они вдвоем входили в автобус, все обращали внимание на матушку: она, ни на кого не глядя, в своем строгом одеянии, с посохом, в темных очках проходила на сиденье, осеняла себя крестным знамением и, опустив голову, молча сидела до конца поездки. В те времена, увидеть монаха или монахиню, которые открыто носили облачение или осеняли себя крестом, было почти невозможно.

О матушке Евпраксии известно, что она просидела 10 лет в тюрьме, а вот монахиня София была очень кроткой по натуре, тихой и искусной художницей: она украшала киоты икон и писала удивительные картинки маслом на ткани. Где–то к середине 60-х годов не стало монахини Евпраксии, а потом ушла из жизни и монахиня София, и матушка Иннокентия еще какое–то время жила одна. К началу 70 –х годов, когда монахине Иннокентии было или около 100 лет или уже 100 лет, ее перевезли в поселок Затобольск к моей родной тете, Маньшиной Анне Васильевне. Мне уже было лет 13 -14, и я, прибегая к тете Ане, всегда видела в маленькой комнатке (ее называли кельей) матушку Иннокентию, сидящую на маленькой скамеечке и читающую большую толстую книгу (я думаю, скорее всего это была Псалтирь). В таком преклонном возрасте она целыми днями молилась и редко, очень редко, выходила из своей комнаты. О нашей матушке узнал батюшка Николай из села Боровское. Он несколько раз приезжал к нам, беседовал с монахиней и говорил, что место матушки при храме, поэтому он и забрал ее жить при церкви Космо и Дамиана в поселке Боровской. Матушка с радостью согласилась на этот переезд, собрала все свои книги и вещи в свой сундучок и отправилась в свое последнее земное путешествие к храму. В 1978 году трагически оборвалась жизнь нашего любимого батюшки. Не он хоронил уже престарелую матушку, а ей пришлось еще помолиться за отца Николая. Она так горевала о нем, плакала и через год с небольшим, 27 декабря 1979 года монахиня Иннокентия скончалась. В то время матушке было свыше 110 лет.

В нашей семье часто вспоминали историю ухода будущей матушки в монастырь. А история такова. В миру матушка была Устиния, и родилась она в небогатой, но трудолюбивой семье. И девочка росла труженицей: уже в 4 года она умела прясть пряжу, причем рассказывали, что у нее получалось это очень ловко, нить вытягивала ровно и довольно быстро, конечно, научилась и рано вязать. И вот когда она стала девушкой, причем все говорили , что она была очень красивой, приглянулась она одному парню из довольно состоятельной семьи (по словам бабушки, семья имела мельницу и была, конечно, зажиточной по тем временам). Парень предложил жениться, но его семья была против такого неравного брака. Тогда он предложил Устинье  «жениться убегом», т.е. обвенчаться тайно, на что девушка ответила: «Не хочу быть навяленной кошелкой твоей семье». Родители парня быстро нашли богатую невесту и наметили день свадьбы. Вот тогда Устинья приняла решение уйти в монастырь и стала день и ночь молиться Богу, чтобы Господь утешил ее и помог ей справиться с волнением, когда увидит она свадебный кортеж на сельской улице. И вот, по словам матушки, Бог послал ей удивительные силы: когда по улице промчалась свадебная тройка с бывшим женихом, ее сердце было спокойно, и она равнодушно посмотрела вслед. Уже в глубокой старости, когда матушка Иннокентия встретилась с отцом Николаем из села Боровское, и он забрал ее жить при храме, она рассказала ему свою историю, на что батюшка сказал: «Только Господь привел тебя в монастырь, пусть даже и через такие испытания».

IMAG0123

Монахиня Иннокентия слева, а рядом предположительно монахиня Евпраксия

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 91
  • 93
  • 94
  • 95
  • 96
  • 97
  • 98
  • 99
  • 990
  • 991
  • 992
  • 993
  • 994
  • 996
  • 997
  • 999
  • 9999
  • Rudn_
  • fedor

Контакты

Адрес: 110000, Республика Казахстан, Костанайская область, г.Костанай, ул. Алтынсарина 206

Тел./факс 8(7142) 545-593 (приёмная)

E-mail: eparhiya@mail.ru

Информационный отдел Костанайской и Рудненской епархии: kep.inform@gmail.com

 

 

Вопрос-Ответ