Репрессии и гонения на Русскую Православную Церковь в годы Советской власти в Кустанайской области

Опубликовано в ЗА ХРИСТА ПОСТРАДАВШИЕ

Подвиг мучеников: в первые века – не отречься от Христа; в ХХ веке – не только устоять в вере, но и сохранить «для русского народа его драгоценное сокровище – Церковь и Святое Православие»

(Святейший Патриарх Алексий II).

С небывалой силой обрушилось гонение на Русскую Православную Церковь в 20-м веке. «Никто не чувствует себя в безопасности; все живут под постоянным страхом обыска, грабежа, выселения, ареста, расстрела. Хватают сотнями беззащитных, гноят целыми месяцами в тюрьмах, казнят смертью, часто без всякого следствия и суда.» (Святейший Патриарх Тихон).

Гонения на Церковь в первые годы советской власти С установлением  советской власти стали закрываться храмы и монастыри, начались гонения на духовенство.   В  1920 году был расстрелян  протоирей, настоятель Никольского собора г.Кустаная  Николай Яковлевич Русанов. Обвинение стандартное — антисоветская пропаганда.  07 апреля 1920 года в п.Ливановский, Кустанайского уезда был арестован и помещен в тюрьму священник Иоанн Андреевич Докукин. 15 февраля 1921 года осужден Челябинской ГубЧК к 5-ти годам заключения в концлагере. Реабилитирован в 2000 году.12 В 1921 году был расстрелян отрядом ЧОН протоиерей   настоятель Казанско-Богородицкой церкви п. Пресногорьковка   Преображенский Василий Александрович. В 1921 году отрядом ЧОН были расстреляны настоятельница Архистратиго-Михайловского монастыря Евпраксия (в миру Анна Васильевна Казина)  и монахиня этого же монастыря Феофания. Расстрел произошел 21 марта 1921 года возле поселка Федоровка (Узункольского района).

«Лишенцы» В 1918 году была принята первая Конституция СССР, в которой оговаривалось поражение в правах отдельных категорий граждан, в т.ч. монахов и духовных служителей церквей и религиозных культов. За данной категорией граждан закрепилось наименование «лишенцы». Само лишение избирательных прав не было простой формальностью, но приводило к целой веренице событий, превращающих жизнь лишенца в непрестанную череду бед и скорбей. «Увольнение с работы; исключение из профсоюзов и кооперативов, а это влекло за собой невозможность получать товары и продукты в условиях карточной системы в 1929-1935 годах; выселение ‟лишенцев” из занимаемых ими квартир в муниципальных домах в городах, затем и вовсе из крупных городов во время ‟чисток” последних в 1920-1930-х годах; значительное повышение налогового бремени и даже введение для ‟лишенцев” особых налогов, например, военного, поскольку детей ‟лишенцев” не призывали в кадровую Красную Армию; исключение детей ‟лишенцев” из старших классов средних школ, техникумов и вузов» – вот неполный список социальных последствий лишенчества. Списки лишенных права голоса  по Кустанайской области насчитывали сотни фамилий. Это были священники и члены их семей, монахи и монахинь, служители церкви (диаконы,  певчие, церковные старосты и т.д.). Согласно неполным  архивным данным  только по отдельным сельсоветам Кустанайской области без учета г.Кустанай в 1923 году список  лишенных права голоса было насчитывает  более 300  фамилий .  По г.Кустанай  в неполных архивных данных за 1929 год  можно найти сведения  о  34-х  монахах, монахинях, священниках и др. служителей церкви, лишенных права голоса и пораженных в  правах:

  1. Алекрицкий Григорий — диакон
  2. Дробышев Петр — псаломщик
  3. Добронравов Петр —  священник
  4. Казоненко Прасковья — монахиня
  5. Ковалева Мария -монахиня
  6. и т.д. (всего 34 фамилии)

Со временем преследования властей лишь увеличиваются, принимая все новые формы гонений на неугодных: «В 1929-1930 гг. в государственных учреждениях прошли ‟чистки” с целью удалить из них лишенцев и других ‟социально-чуждых” лиц. Больницы и суды, жилищные и налоговые ведомства, другие структуры должны были проводить по отношению к ним дискриминационную политику. Секретное постановление правительства в августе 1930 г. запрещало предоставлять работу лишенцам и другим служащим, потерявшим ее в результате недавних чисток, их предлагалось ‟отправлять на лесозаготовки, торфоразработки, на уборку снега, и только в такие места, где испытывают острую нехватку рабочей силы”.

index2 11«Мы старый мир разрушим …»  До Октябрьской революции 1917 года на территории Кустанайской  области (в современных её границах) было больше  100  храмов, молитвенных домов и монастырей,  в т.ч. в Кустанае  кафедральный собор (Свято-Никольский собор), 4 церкви (Архистритиго-Михайловская церковь, Кладбищенская церковь, Констанатино-Еленинская церковь, а так-же школа-церковь). Также в 1900 году в Кустанае был открыт единственный на то время  женский монастырь во имя Иверской Божией Матери. На территории монастыря  был построен храм. После Революции 1917 года и с установлением в городе советской власти,  храмы и монастыри стали постепенно закрываться. В 20-е годы была закрыта и в последствии сгорела (в 1929 году)  первая православная церковь г.Костаная  Архистратиго-Михайловская церковь.  В 1921 году закрыли, а впоследствии и разрушили  Иверский женский монастырь.  В 1937-38 м году  был разрушен  Свято-Никольский кафедральный собор.  К восьмидесятым годам 20-го века в Кустанае осталась только одна   действующая церковь —  Константино-Еленинская  Церковь на пересечении улиц Гагарина и Алтынсарина.

Обновленчество Обновленчество (живоцерковники) — оппозиционное движение в Русском Православии в послереволюционный период, повлекшее за собой временный раскол. Было инспирировано и некоторое время активно поддерживалось большевистской властью, с целью разрушения канонической Русской Православной  Церкви.   Начиная с 24 года в городе  отмечалась борьба обновленцев с  приверженцами патриарха Тихона. Большинство священников и прихожан Кустаная не поддерживало обновленцев («живоцерковников»). Небольшая часть священства, которая которая объявила себя «живоцерковниками» активно поддерживалась  советской властью.  Неугодных священников, которые активно боролись с обновленчеством арестовывали. Так в 1924 году  были арестованы   протоиерей Никольского Собора Розанов Николай и староста Никольского собора  Солуянов В.В. После ареста они были помещены в тюрьму г.Кустаная, дальнейшая судьба их неизвестна. В Кустанае  «живоцерковниками» объявили себя  священники Никольского собора Александр Косолапов и Арсений Жутов.  В результате епископу Тимону, который был назначен руководить  образованной в 1925 году Кустанайской епархией, пришлось перенести епископскую кафедру в Константино-Еленинскую церковь, в которой он и служил  до своей кончины в 1930 году. В процессе исследования архивных материалов в ГУ ГАКО были выявлены люди, возможно совершившие подвиг христианской жизни и смерти:

  1. Артемьев П.В. — подписался против сдачи Николаевского Собора г. Кустаная «обновленцам» в 1924г.;
  2. Гарелин П.Г. — подписался против сдачи Николаевского Собора г. Кустаная «обновленцам» в 1924г.;
  3. Орлов А.В. — подписался против сдачи Николаевского Собора г. Кустаная «обновленцам» в 1924г.;
  4. Сапелкин Н.А. — был против сдачи Николаевского Собора г. Кустаная «обновленцам» в 1924г.;
  5. Седых Д.П. — подписался против сдачи Николаевского Собора г. Кустаная «обновленцам» в 1924г.

Обновленчество  как ересь, несмотря на активную поддержку атеистического государства была окончательно побеждена в 40-х годах 20 века. Подавляющее большинство верующих не поддержало раскольников.

Репрессии 1937 года По новой  Конституции  СССР 1936 года  права голоса получали все граждане страны. Между тем,  всесоюзная перепись  населения 1936 года показала, что почти 57 процентов  населения страны оказались верующими. Кроме того, часть верующих в обстановке террора, когда людей арестовывали лишь за то, что у них дома хранилась Библия, уклонилась от ответа. Таким образом в выборах в центральный орган государственной власти, которые  должны были  пройти в декабре 1937 года  могли принять участие  люди чуждых коммунистам убеждений, люди, не перемолотые в идеологической мясорубке большевизма, явные и скрытые враги Советской власти.  В результате  3 июля 1937 года появляется документ за подписью cекретаря ЦК ВКП(б) И. Сталина, адресованный «тов. Ежову, секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий», согласно которому все наиболее активные антисоветские элементы   «...должны быть немедленно арестованы и расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки, а остальные, менее активные, но все же враждебные элементы, были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД.  ЦК ВКП(б) предлагает в пятидневный срок представить в ЦК состав троек, а также количество подлежащих расстрелу, равно как и количество подлежащих высылке«.  Особое внимание  предлагалось обратить на духовенство и монашествующих, которые и ранее подлежали преследованию по статье 58-й Уголовного Кодекса СССР как враги советской власти, «антисоветчики», «контрреволюционеры».

В Кустанае первые аресты среди духовенства и монашествующих начались 28 августа 1937 года.  Органами НКВД по т.н. делу   "подпольной антисоветской организации церковников",  было арестовано  39 человек в т.ч.  30 монахинь.  32 человека по данному делу были расстреляны:  первая группа осужденных  (по версии следствия это были руководители организации)  была расстреляна 21 октября 1937 года, вторая группа  — 23 ноября  1937 года. семь монахинь были приговорены к  заключению в ИТЛ на 10 лет. Осужденные и расстрелянные в 1937-38 году по  «делу церковников» священники, монахи, монахини и миряне ( члены т.н. «подпольной антисоветской организации церковников») в 1989 году были полностью реабилитированы.  В отношении данных лиц  прокуратурой Кустанайской области 28 сентября 1989 года было вынесено заключение о незаконности решения тройки УНКВД, в связи с чем осужденные по данному делу подпадают под действие ст.1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года "О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х годов и начала 50-х  годов".

По архивным данным репрессиям за исповедование своей веры в Кустанайской области в 37-38 гг. подверглись более ста священников, монахов и др. служителей церкви. Среди репрессированных было много и ссыльных священников, которые были высланы в Кустанайскую область из центральных областей   СССР в  20-30 годах XX века. Многие из них были так же были арестованы в 1937 году и расстреляны. Следует  добавить, что все репрессированные и расстрелянные в Костанае  в 1937-38 гг., в т.ч. и по «делу церковников»,  были похоронены  в общих могилах в местах массовых захоронений,  при этом в  материалах уголовных дел места захоронений не указывались. Таким образом точное место захоронения по каждому из приговоренных к ВМН   (расстрелу) в  37-м  году  не известно.  На территории Костаная известно три места массовых захоронений репрессированных в 1937 году:  в  районе ГАИ, на Наримановском кладбище и возле городской тюрьмы в районе домов 11,13 и 15 по ул.Жангильдина.  Большое захоронение находится также  возле п. Новоселовка в 15 км. от областного центра.

Гонения на Церковь в 40-80 годы  XX века Советская власть с первых дней своего существования поставила задачу — полное, с самой беспощадной жестокостью, уничтожение Православной Церкви. Эта установка лидеров большевиков ярко выражена в известном ленинском письме («Членам Политбюро. Строго секретно») от 19 марта 1922 г.: «…изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше» (Архивы Кремля. В 2-х кн./ Кн.1. Политбюро и Церковь. 1922-1925 гг. — М. — Новосибирск, «Сибирский хронограф», 1997 г., стр.143).

Через два десятилетия деятельности по этому плану разрушение зримой структуры Церкви было близко к завершению. К 1939 г. по всей стране оставалось незакрытыми около 100 храмов из 60000 действующих в 1917 г. На свободе пребывали только 4 правящих архиерея, причем и на них в НКВД были сфабрикованы «показания» для ареста, который мог произойти в любое время. Изменение государственной церковной политики и восстановление церковной жизни началось только во время Отечественной войны 1941-1945 гг. и было очевидным следствием общенародной трагедии. Однако и этот отказ от искоренения религии в кратчайшие сроки не означал прекращения преследования Церкви. Хотя и в меньших масштабах, аресты архиереев, священников и активных мирян продолжались до 1952 года.

В 1953 — 1989 годы репрессии носили другой характер, расстрелов и арестов стало значительно меньше. В этот период производились массовые закрытия храмов, лишения священнослужителей государственной регистрации и тем самым и средств к существованию, увольнения верующих людей с работы и т.п.  А в 1959 году началось новое страшное хрущевское гонение, во время которого было закрыто более половины из десяти тысяч церквей, действующих в СССР  в 1953 г.

В Кустанайской области почти все храмы и монастыри были закрыты и разрушены еще в 20-30 годах. Последний действующий храм — Кладбищенская церковь в г. Кустанае — была закрыта в 1937 году.  После Великой Отечественной войны  часть храмов в Кустанайской была открыта, но уже к 50-м годам в Кустанайской области  остался только один действующий храм — небольшая Константино-Еленинская Церковь.  Исповедованием веры, подвигом жизни христианской без преувеличения можно назвать жизнь в миру тех немногочисленных монахинь, которые после ликвидации Иверского монастыря и после страшных гонений 20-30 годов  выстояли и остались верными своим  монашеским обетам. В Кустанайской области по  воспоминаниям очевидцев и по архивным данным  было несколько монашеских общин. Монашеские общины были в п.Затобольск, в п.Боровской.  Небольшая монашеская община долгое время находилась в Кустанае в 40-е — 70-е годы  по улице Баймагамбетова (в районе между ул. Шипина и ул.Валиханова). По словам старожилов монахини жили здесь до середины семидесятых годов. Помнят в Кустанае и протоиерея Николая Пасько, который в 1957 году стал священником Константино-Еленинской церкви, а с 1963 года до середины 80-х годов был настоятелем этого храма. Священник имел большое почитание среди православного народа Кустанайской области. Могила его находится рядом с могилами епископа Тимона и монахинь Анны и Евпраксии.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 91
  • 93
  • 94
  • 95
  • 96
  • 97
  • 98
  • 99
  • 990
  • 991
  • 992
  • 993
  • 994
  • 996
  • 997
  • 999
  • 9999
  • Rudn_
  • fedor

Контакты

Адрес: 110000, Республика Казахстан, Костанайская область, г.Костанай, ул. Алтынсарина 206

Тел./факс 8(7142) 545-593 (приёмная)

E-mail: eparhiya@mail.ru

Информационный отдел Костанайской и Рудненской епархии: kep.inform@gmail.com

 

 

Вопрос-Ответ